Пинта - разливное пиво лучших сортов
книга отзывов
burlington trafalgar r1chr полотенцесушитель комбинированный

Холодная пинта истории.

 

 

 

ХОЛОДНАЯ ПИНТА ИСТОРИИ

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


Она обожала трактиры, эта королева-девственница! Едва ли найдется хоть один сколько-нибудь замечательный кабачок на десять миль вокруг Лондона, где бы она когда-нибудь не побывала или не провела ночь". Понятное дело, речь идет о королеве Елизавете у Джерома К Джерома и о пабах. Советские переводчики всегда называли public house трактиром -- наверное, потому, что публичным домом в России именуют совсем другую социальную институцию.

 

 

 

 

 


ЭЛЬ-ХАУСЫ. Английские пабы ведут свою историю от саксонских alehouse -- домов, где пили эль. Понятное дело, эль пить было более безопасно с точки зрения холеры и чумы, чем обычную воду. Пабы, часто совмещенные с inns (постоялыми дворами), привлекали массу народа, особенно низких сословий, и стали источником активной алкоголизации населения. Особенно с тех пор, как в пабах начали подавать и напиток джин, который привезли голландцы. Еще до Великого пожара король Ричард Второй заставил все эль-хаусы иметь собственный герб на воротах. Во-первых, потому, что инспекторам надо было видеть, что здесь продают эль. Во-вторых, народ не слишком был грамотный -- ориентировался больше по картинкам. У части эль-домов картинки эти были связаны с процессом изготовления напитка -- цветы хмеля, бочка. Другие использовали религиозную символику -- звезду, крест, солнце и т.д., а также местные словечки и топонимы. Не обошлось без геральдики: все эти coats of Arms -- прежде всего геральдические щиты лордов, владельцев земли, на которой стоял паб. Все это осталось в большой пабной традиции и после того, как лондонские пабы получили новую жизнь -- 2 сентября 1666 г., когда Лондон сгорел напрочь. 
С 1869 г. пивные начали заново лицензировать. Этим занимались местные магистраты, выдвигавшие различные условия. Но вскоре сложился общий образ настоящего паба -- один зал со стойкой, камин, столы и стулья. Затем в пабе появился салон (saloon) -- комната с ковром на полу, с подушками на скамейках (пенни или два -- прибавка к ценам паба). Кстати, в 60-70-е годы прошлого века разница между салоном и пабом вообще стерлась, и салоны (в русской традиции -- салУны) стали просто еще одним помещением в пабе. В 1914 г. правительство закрутило пабам гайки и стало регулировать время работы: 12.00-2.30 днем и 6.30-9.30 вечером. В 60-е годы в районе Кенсингтон, например, удар колокола, означавший последний заказ, звучал в 10.30, в то время как в Найтсбридже звонили в 11.00. И только в 2000 г. всем разрешили работать до 11.00. А нынче можно и позже, только этим никто не пользуется: на работу после одиннадцати вечера надо опять-таки лицензию, да еще и сверхурочные платить персоналу. 
Настоящий английский паб -- натуральный социальный клуб. Здесь пьют пиво, беседуют, играют в пабные игры -- бильярд, дартс, видеоигры, шахматы и т.д., проводят Quiz Nights -- вечера-викторины, победители получают призы, играют на гитарах. Часть пабов стала концертными площадками. Здесь едят в три раза дешевле, чем в ресторанах, -- пища народа должна быть доступной. С введением законов, известных под названием breathalyser laws ("а ну дыхни"), наличие пищи в пабе стало еще более актуальным. 


   
 
 
 


Наверное, понятно, почему мы решили сами не рулить и пригласили шофера с автомобилем Bentley Arnage встретить нас в Лондонском Хитроу (затея гораздо более бюджетная, чем вы можете представить), отвезти в отель London Four Seasons и спустя сорок минут отправиться с нами в первый пивной тур "Автопилота". Four Seasons стоит практически на углу Гайд-парка и Пикадилли, так что это самое удобное место для начала путешествия в любой конец Лондона. К тому же прибывающий за нами Bentley тут не одинок, и мы не выглядим белыми воронами. 
Тем не менее, когда спускаемся к поданному автомобилю, мы ощущаем некоторый дискомфорт: в Лондоне +35 С, а Arnage подразумевает консервативную одежду. Джинсы и поло от охотников Barbour и William Evans еле-еле вписывается в пафос. Но мы же едем пить пиво! 

   

Мощный производитель Scottish Courage поставляет в Лондон целый портфель своих элей: Younger's, Theakton's, Courage и John Smith's. Международный гигант Carlsberg-Tetley ставит свой Tetley и Ind Coope. Игрок под названием Whitbread поит лондонцев элями Boddington и Flowers.

ОСОБЕННОСТИ ВЕРХОВОГО БРОЖЕНИЯ.Пока едем в первую пивную, вспоминаем, что такое эль. Это пиво верхового брожения. Real Ale или настоящий эль -- самый распространенный. Это напиток, который после главного брожения дображивается в деревянных бочках. Во время этого процесса сбраживаются оставшиеся сахара, и пиво насыщается естественным углекислым газом. Такое пиво должно подаваться процеженным и употребляться в большинстве случаев в течение двух дней, но предпочтительнее -- за 24 часа. Проблема -- и в ней же смысл погони за элями -- в том, что даже самые серьезные пивовары не могут гарантировать ровного качества. Поэтому один и тот же сорт пива от одного и того же производителя может сильно разниться. 
Второе важное обстоятельство, которое придется иметь в виду, -- то, что независимых пабов уже давно не существует, во всяком случае, в Лондоне. Пабы, принадлежащие концерну Young's, продают линейку напитков именно от Young's; те пабы, которые скупил Fuller's или Sam Smith, тоже понятно от кого. Пабы, принадлежащие Bass, подают Young's, Fuller's, свое пиво -- Bass, Stone's и Worthington, и несколько элей от независимых производителей, так называемые guest ale -- приглашенные напитки. 
В России пьют совсем другое пиво, основанное на германских традициях пивоварения. Для русского питуха эль -- напиток отчетливо менее забористый (естественно, начинается от 3%), менее насыщенный углекислым газом и с меньшей шапкой пены. Это вызывает неприятные ассоциации с советским пивом нашей юности. Тут придется понять, что это просто другой напиток, который, кстати, вызывает гораздо меньшее похмелье при большем потреблении. Ну, если от "Шотландской смелости" не переходить к шотландскому односолодовому с сигарой. 

РЫЦАРСКИЙ МОСТ. Мы начинаем путешествие с логичного адреса, до которого рукой подать: мы едем на Найтсбридж, и нам придется оставить машину возле отеля Barkley's на Уилтон-Террас, потому что к самому маленькому пабу района мы можем подобраться только пешком. Мы оставляем водителя Джорджа с машиной, потому что знаем, что суперотель Barkley's вошел в анналы моды тем, что в его недрах стырили пальто Hugo Boss у апостола гламура Коли Ускова (главреда русского GQ). Представляете, что они сделают, завидев ничейный Bentley? 
Паб называется Nag's Head (53 Kinnerton str., SW1), и он гордо несет звание "самого маленького" прямо со времени своего открытия -- с 1830 года. В помещении -- два столика, стойка и камин. Камин -- верх антика: здесь есть даже чугунные колодки для того, чтобы сушить обувь. За стойкой -- поляки. Их предшественники -- очевидно, жители Лондона -- не могли прожить на доход такого маленького бара, так что Nag's Head, по свидетельству современников, был прообразом нашего rent-a-car -- занимался прокатом лошадей. В названии есть шутка: кроме лошади, Nag -- это еще и теща. А кому не хотелось бы увидеть голову тещи, прибитую к стене в качестве вывески? 

 
 
 


Эли от Adnams Best разливают пивмашиной XIX века из прекрасного челсийского фарфора. 
Стены убраны деревянными панелями; линолеум, похоже, не меняли никогда; потолок, как и полагается в историческом пабе, убран материалом под названием "линкруста" коричневого цвета. Своей едой паб не знаменит, ее подают в обед и немного вечером. Простые салаты, сосиски от "завтрака пахаря", Чили кон карне. Хозяева -- трюкач Кевин Моран и его сын-актер Питер. Здесь отлично пить пиво небольшой компанией. Что мы и делаем, потому что когда местные обитатели бывших конюшен, а нынче -- миллионных квартир района Белгравия заходят, нам уже приходится выходить. В конце концов мы не более чем туристы здесь. 

Сам Эдвард Кодрингтон был приличным человеком, командовал кораблем Orion во время Трафальгарской битвы. Он известен тем, что разнес французский корабль Intrepide и взял в плен его командира. Француз провел свое заточение военнопленного в качестве почетного гостя в доме адмирала Кодрингтона. 
История лондонской архитектуры делится на историю до-Фини (без деревьев на улицах) и пост-Фини, когда он придумал сажать акации вдоль улиц.
Кроме боевых адмиралов в Челси жили и созидатели -- например, Джон Самюэль Фини, землевладелец.
 

 

БЕЛГРАВИЯ. До очередных конюшен быстрее дойти пешком, чем вписывать Bentley в повороты. Местоположение Star Tavern (6 Belgrave Mews West, SW1X 8HT) довольно трудно обнаружить, потому что кругом тупики и частные проходы, а таверна вообще скрыта за белой аркой в стене. Таверну построили в XIX веке для того, чтобы кормить местных, а местные, что жили в тех же конюшнях, где и работали, были конюхами да кучерами. С тех пор кое-что изменилось. Где-то здесь бродят тени Дерипаски и Абрамовича. Эли от Fuller'а Chiswick, London Pride, Red Fox и ESB подают в открытом баре, который разделен на три большие комнаты, одна из которых -- отличный салон, есть еще комнаты наверху. Именно здесь, по легенде, планировалось Великое ограбление почтового поезда. А вот уже совсем не по легенде сюда захаживала со своим любовником Кристина Киллер, которая свалила британское правительство после шпионского скандала. По субботам и воскресеньям здесь не кормят вообще, зато по будням еда стоит от £4,95 до £5,75. 
До следующего паба мы можем отправляться на машине. Район, по которому мы движемся, становится все более пафосным. Нам надо попасть на Итон-Террас -- ее можно рассматривать как часть Белгравии и Слоан-стрит одновременно. Сюда поселила своего суперпафосного детектива-лорда Линли писательница Элизабет Джордж; рядом живет Пол Маккартни. Трудно представить, что здесь 200 лет назад были болота -- земли позади Бэкингемских садов. Великий строитель Томас Кубитт изменил здесь все в 1827 году, когда началась Белгравия. 
Паб The Antelope (22 Eaton Terrace, SW1W 8EZ), как и Star Tavern, и Nag's Head, был построен для тех, кто обслуживал дома господ. При этом паб разделен на комнаты, в которых слуги могли разделяться по статусу своих хозяев. Раньше здесь заправляли эли от Carlsberg-Tetley's, но недавно Fuller забрал все. Еду подают три часа днем и три часа вечером. В воскресенье паб закрыт. 

ЧЕЛСИ. Через площадь Онслоу мы перебираемся в другое заведение, чтобы принять пятую пинту на грудь. Среди отличного района, что распростерся вокруг 215 Selwood Terrace, SW7, где стоит паб Anglesea Arms, самой популярной машиной остается Porsche Cayenne, несмотря на то, что для въезда в центр надо платить отдельно, и мэр Лондона постоянно пытается ввести отдельную плату за парковку больших джипов. Здесь отличная маленькая терраса, где сервируют пабную снедь -- в том числе жареного барана с мятным соусом. Звучит странно, но вкусно. В глубине бара -- ресторан со средиземноморской кухней. Здесь можно поесть и в воскресенье до 21.30. Пиво -- Adnams Bitter & Broadside. Несмотря на всю свою простоту, паб посвящен маркизу Англеси, герою Ватерлоо. А на противоположной стороне улицы жил Чарльз Диккенс. 
И тут у нас в слегка уже загруженных элем головах отчетливо возникает мысль: скоро вся еда в городе кончится, кроме дорогущих ресторанов и арабских закусочных. Ни то, ни другое не входит в наши планы, надо что-то срочно придумывать с ужином. Всего в километре от Anglesea Arms стоит исторический паб Admiral Codrington (17 Mossop st., SW3). Он затесался в скромном промежутке между Слоан-стрит и Дрейкотт-авеню -- на наш взгляд, самыми пафосными местами города. Немудрено, что в Admiral все время тусовала принцесса Диана. Кстати, именно Кодрингтон командовал английским, русским и французским флотами в заливе Наварино в 1827 г. и навалял египтянам и туркам. Теперь его имя носит гастропаб. Здесь два основных помещения: паб как таковой и ресторан в закрытом заднем дворе. На стенах -- хорошо подобранные гравюры. В ресторане -- прекрасная рыбная кухня, но вовсе недешевая: ужин с вином обойдется в 35 фунтов на нос. 
Честно говоря, мы и так уже взяли на себя излишние обязательства, поэтому с шикарным регионом пора завязывать. Хотя здесь, в районе Челси-Кенсингтон-Вестминстер, обязательно надо посетить несколько заведений, что мы успели сделать уже в другие приезды. Например, The Albert (52 Victoria Street, SW1H 0NP) -- когда-то это был паб пивоварни Artillery, пока правительство не сослало все пивоварни к черту на кулички. На втором этаже предприятия -- фотографии премьер-министров прошлого. Премьер-министры настоящего сюда все еще захаживают. Пиво -- от Scottish Courage. Через дорогу отличный магазин Army&Navy -- чем мог бы стать наш "Военторг", если бы военные торгаши не были такими вороватыми. 
Не надо забывать о Cross Keys (1 Lawrence str., SW3 5NB), а также Phene Arms (9 Phene st., SW3), который построил богатый землевладелец доктор Джон Самюэль Фини в 1853 г., вместе с парочкой прилежащих улиц. Славный человек, выпейте за его память. Drink to me, как пел когда-то сэр Пол Маккартни. 
Чтобы немного встряхнуться, едем в район станции метро Kentish Town, где рок-клуб The Bull & Gate сотрясает воздух своими рок-группами. Он же, кстати, и исторический постоялый двор, и паб. Машину придется отпустить, чтобы не светиться перед пролетариями, чьей музыкой является рок-н-ролл, своим Bentley. Сегодня здесь играют три отличные группы. Когда в основном пабе пиво перестают наливать после одиннадцати, в рок-клубе -- продолжают. В Four Seasons возвращаемся уже после часа ночи на такси. 

 
 
   
 


ЧИЗИК И ХАММЕРСМИТ. Следующий день мы посвящаем району, который в целом можно считать домом пивоварни Fuller's, так как она расположена в Чизике -- практически напротив имения лорда Берлингтона, знаменитого возродителя дела итальянца Палладия. Его дом, который он сам спроектировал, до сих пор блистает посреди великолепного парка. Пивоварня расположена в старинных корпусах и выходит задней стеной на Темзу. Она окружена тремя пивными (Mawson Arms, Fox&The Hounds, George&Devonshire) по контуру и одним магазином оптово-розничной торговли. Думается, что в обед они наполняются работниками пивоварни в комбинезонах. Мы же начинаем трудовой день в самом старом пабе Чизика -- в George&Devonshire (8 Burlington Lane, W4 2QE) -- с трески, вымоченной в пиве. Это блюдо может заставить смириться с fish&chips даже матерого ненавистника народной кухни Великобритании. А раз мы в Чизике, то и пиво пьем Fuller's Chiswick. 
Чтобы не сильно перетруждаться, мы, зайдя в местный фабричный магазин, прикупили Fuller's Vintage Ale, что почти 9 градусов, в картонной упаковке в стиле виски, и отдохнули на берегу Темзы. 
Мы стартуем вверх по Девоншир-роуд, чтобы махом покрыть четыре очень важные точки: Duke Of York (107 Devonshire rd., W4), George IV (185 Chiswick High Rd., W4) и Tabard (2 Bath Rd., W4). Последний из них, который расположен за углом от местной станции метро Turnham Green -- одной из последний станций по District Line, является специальным архитектурным проектом Норманна Шоу. Он создал здесь идеальную деревню для писателей и прочей богемы в 1880 году. Писателям построили отличную пивную с прекрасной керамикой по стенам. Керамику делали сам Уильям де Морган, а также Уолтер Крейн, так что можно считать пивную Tabard филиалом музея Альберта и Виктории. 

 


Вообще-то Чизик и Хаммерсмит -- специфические места. Именно их выбрали для проживания многочисленные поляки, которые сюда приезжают сотнями тысяч. Несколько газет считают, что сейчас в Лондоне 500 000 поляков, в то время как другие утверждают, что число перевалило за миллион. Славяне работают в основном в ресторанах и магазинах, многие уже прикупили себе местный бизнес. Так что не надо хвастаться своими двумя сотнями тысяч русских в Лондоне. В Польше уже последний уехавший может просто выключить свет за собой. У нас же еще много народа останется -- дожидаться китайского владычества. 
Есть ли у нас еще силы -- трудный вопрос, ведь пинту-то в каждом месте надо поднять. Поэтому на всякий случай первым делом едем в заведение, которое в этом районе просто нельзя пропустить, -- Old Pack Horse (434 Chiswick High Rd., W4), пивная, которую построил штатный архитектор пивоварни Fuller's Томас Генри Новелл на месте приобретенного паба. Тюдорские проемы, обширные пространства -- все для простого народа вроде нас с вами. 

   

Если менеджмент позволяет, дети до шестнадцати допускаются в пабы, но только в сопровождении взрослых. Подростки также могут пить алкоголь -- пиво, вино и сидр, если они заедают это блюдами. Но только совершеннолетним этот алкоголь продают.
В то же время в сопредельных с пабом помещениях, если нет особого запрета, дети могут находиться с любого возраста. Самое главное то, что вступил в силу запрет на курение.

 

Тем не менее мы перемещаемся на нашем Arnage в сторону улицы Goldhawk как отправной точки -- мы точно знаем, что там, напротив метро Stamford Brook, стоит старая пивная Raven. Но мы достигаем ее и понимаем разницу между механическим транспортом и гужевым: пиво -- нормалnк, но еда... Ничего ужаснее мы за последние два дня не пробовали. Сдуру мы взяли по кастрюле mussels -- мидий по-испански, и сразу захотели чем-то закусить их ужасный привкус или запить. 
К нашему счастью, недалеко, на 51 Black Lion Lane, стоит еще один Cross Keys (не путать с челсийским тезкой). Его купил Fuller's еще в 1898 году, и здесь -- чугунное литье, деревянные панели и отличная атмосфера. Позже нам приходится петлять, чтобы попасть на другую сторону трассы Great West Road A4 и, как результат, иметь выход к пивной Black Lion (2 South Black Lion Lane, W6). Но процесс контролирует водитель -- вот она, мечта героев Фонвизина! Зачем знать географию -- кучер довезет по GPS. На сегодня Black Lion -- единственный паб с собственной парковкой и большим садом. 200 лет назад его построили на месте свинарника. Фермер, который разводил свиней, делал еще очень вкусное пиво. Ну и начал совмещать бизнес. 
Нас же интересует блюдо под названием Sunday Roast. Говорят, что в близлежащих пабах делают удивительно хороший воскресный рост. Это может быть реальный ростбиф, а может быть нога ягненка, которая тоже хорошо идет с мятным соусом. А может быть и то, и другое. 
Мы делаем контрольную закупку в Black Lion -- это великолепный ростбиф с картошкой и соусом. Одолев ростбиф, перемещаемся несколько десятков метров вдоль по набережной Темзы в место, которое называется Old Ship (8 Upper Mall, W6). Парковки при нем нет, зато есть небольшая площадка и деревья. Под ними лежат огромные компании с собственными корзинками с едой и кувшинами коктейля на базе ликера Pimm's. На градуснике уже 34 по Цельсию. Это приятное и просторное место. Можно сидеть на веранде, что прямо на реке, можно внутри -- там все очень по-морски. Обслуга -- девушки из Литвы, которые легко вспоминают русский язык и вообще очень обходительны. И польки, которые языка русского не учили и вообще весьма саркастичны. Здесь еду подают в отдельном помещении, и сегодняшний воскресный рост -- это и ноги (абсолютно одинаковые бараньи ноги), и ростбиф, который, впрочем, сделан совсем по-другому, нежели в Black Lion. Все это тяжело, конечно, но мы же работаем исследователями, поэтому бросаемся в бой. Тарелки горячие. Все нормально. 
Еще несколько десятков метров, и мы проползаем пешком к пабу, который называется The Dove (19 Upper Mall, W6). Здесь отличное свежее пиво от Fuller's. Боюсь только, что нам придется подождать с едой, так как человек не может столько есть. Здание XVII века предлагает одну комнатку на входе, которая называется согласно диплому Guiness Book Of Records "smallest bar in Britain, 4 ft. 2ins by 7ft. 10ins." (1.27m x 2.39m). С веранды хорошо видны гонки университетских команд по гребле. Это местная забава. Ей здесь предавались такие писатели, как Грэм Грин, Эрнст Хемингуэй (а где он еще не бухал, этот парень?). Художник Вильям Моррис жил по соседству и захаживал. Здесь снимал комнату автор британского гимна Rule Britannia Джеймс Томсон, здесь он и умер. Здесь король Чарльз Второй назначал свидания своей любовнице -- актрисе Нелл Гвин. Так что место по-настоящему историческое. 
На сегодня хватит, возвращаемся. А ведь скоплений исторических пабов в Лондоне, которые мы не покрыли за эту поездку, еще много -- это и Сохо, и Доки, и Марилебон, и район Голландского парка. Так что работы -- еще непочатый край.

 

ТЕКСТ ИГОРЬ МАЛЬЦЕВ, ФОТО АВТОРА

 


 

 

 Источник:autopilot.kommersant.ru/issues/auto/2006/09/78.HTML

 

 

 

 

 

Бренды
Kasteel
Belgium
St. Louis Premium Lambic
Belgium
Silly Pils
Belgium
Super 64
Belgium
Titje
Belgium
Saison silly
Belgium
Pink killer
Belgium
Paulaner
Germany
Krusovice
Czech
Fuller's London Porter
England
Наш адрес:
Санкт-Петербург
Ул. Академика Лебедева
Copyright © 2010 - 2013 «ПИНТА» — магазины разливного пива в Санкт-Петербурге
Строительные работы и дизайн помещений сети пивных баров «Пинта» — ООО «Термит»
Rambler's Top100
2010